Актуальный уровень развития языковой компетенции в процессе изучения склонения имени существительного

курсовая работа

1.3 Психолого-педагогические основания развития компетентности

В нашем языковом образовании сложилось положение, при котором ребенок в повседневной речевой практике ориентируется и на формализованные, и на неформализованные отношения языка, а в школе он должен ориентироваться в основном на те аспекты языкового материала, которые фиксируются в формальных правилах, определениях; выполнять главным образом действия, поддающиеся алгоритмическому описанию.

Поэтому, на первый взгляд, процесс развития компетенции в синтаксисе может протекать без всякого драматизма, школа учит анализу одних аспектов языка, ребенок восполняет своим опытом другие.

Реально же мы видим иное: неотрефлексированное ранее содержание речевого опыта остается нерефлексируемым и в школе, отчего замедляется процесс дальнейшего накопления опыта, качество самого опыта снижается. Известно, по наблюдениям учителей, методистов, психологов, что речь многих подростков примитивнее речи младших школьников. Есть основания думать, что одним из факторов, препятствующих развитию языковой компетенции на уровне синтаксиса, является постепенно углубляющийся разрыв между содержанием речевого опыта, недостаточно рефлексируемого школьниками, и усваиваемыми знаниями о языке.

Возникает вопрос: преодолевается ли этот разрыв, хотя бы в некоторой степени, самими школьниками как носителями языка? Результаты ранее проведенных нами исследований позволяют гипотетически дать положительный ответ на этот вопрос: даже в условиях традиционного обучения между данными речевого опыта и знаниями о языке возникают связи, которые определяют развитие языковой компетенции как психологической системы.

Дальнейшая проверка этого ответа, дифференциация типов связей, выяснение их функций и механизмов возникновения требуют соблюдения ряда принципов экспериментального исследования. Перечислим основные из них:

*необходимость прослеживания отношений речевого опыта школьников и их знаний о языке на протяжении всего периода систематического курса синтаксиса; напомним, что к V классу заканчивается пропедевтика синтаксиса, в V--VII классах этот раздел фактически отсутствует в программе, на VIII--IX классы приходится его основное изучение, в X--XI классах -- совершенствуются усвоенные знания, в основном на факультативных занятиях и отчасти на уроках литературы; таким образом, можно проследить развитие языковой компетенции при разном удельном весе школьного обучения и в ходе накопления учениками речевого опыта;

применение в экспериментальной работе задач тех же типов, какие используются в школьном обучении: на распознавание, преобразование и конструирование (порождение) языкового материала -- предложения, текста; однако задачи должны носить нестандартный характер, т.е. предполагать необходимость ориентации не только на формализованные, но и на неформализованные признаки языкового материала и выполнения соответствующих операций; при решении этих задач ученик не может просто воспроизвести сформированные у него в обучении операции, он по объективным условиям вынужден обращаться и к знаниям, и к опыту;

анализ процесса и результатов решения этих задач, осуществляемый в логике рассмотрения и сопоставления способов работы детей с языковым материалом; анализ хода поиска решения (фаза за фазой) принимается как вспомогательный, он не отвечает в полной мере задачам исследования.

Способ учебной работы с языковым материалом может использоваться в качестве единицы психологического анализа решения нестандартных задач и в целом языковой компетенции на разных этапах ее развития. Качественный анализ этих способов и количественные данные об успешности решения задач позволяют осуществить диагностику развития этой системы.

Прежде чем изложить в общем виде результаты проведенных к настоящему времени исследований, отметим неизбежное их ограничение. Мы анализируем экспериментальные материалы, собранные преимущественно в форме письменного решения наших задач и рассуждений вслух в индивидуальных экспериментах. Устная речь затрагивается в минимальных пределах, ибо для изучения языковой компетенции на материале этой формы речи нужны иные подходы (в частности, больший учет широких средовых факторов, меньший -- учебных), иные эмпирические процедуры (в частности, связанные с полевыми наблюдениями речи школьников и скрытой записью ее); иначе говоря, нужны другие логика и методы исследования.

Обратимся к результатам проведенных исследований. Анализ процессов решения нестандартных задач показал, что при значительной возрастной и индивидуальной вариативности работы детей с языковым материалом в способах ее выделяются инвариантные компоненты, составляющие определенную структуру.

Эти компоненты таковы:

а) ориентировочный -- преобладающая ориентация школьников на те или иные признаки языкового материала, их совокупность и соотношения,

б) операциональный -- состав и последовательность операций, выполняемых при распознавании, преобразовании и конструировании языкового материала,

в) аффективно-волевой, в котором проявляется избирательное отношение ученика к языковому материалу, проблемной ситуации, заложенной в задаче, оценка процесса и предвосхищение результатов собственного решения, возникающие у ребенка сомнения и эмоциональное отношение к ним.

Два первых компонента -- ориентировочный и операциональный -- соотносимы с двумя частями умственного действия -- ориентировочной и исполнительной -- в концепции П.Я.Гальперина. Но это внешнее сходство, поскольку мы не задаем ни способов работы, ни их оснований, а выявляем способы, сложившиеся у самих детей.

Описанная структура способов работы с материалом релевантна (но не тождественна) структуре языковой компетенции в целом: в первых двух компонентах обнаруживается содержание, генетически связанное и с обучением, и с речевым опытом -- преобладающие ориентации школьников на различные аспекты языкового знака и действия с ним; в третьем -- избирательность, которая по происхождению связана в большей степени с опытом, нежели с обучением, однако в ходе последнего она может или становиться более глубокой и тонкой, или снижаться, угасать.

Обнаружено, что наибольшую распространенность имеют три способа решения нестандартных задач [1], [2]. Есть дети (10--14%), у которых не складывается сколько-нибудь устойчивый способ работы даже по отношению к задачам одного типа. Наконец, есть ученики (8--12%), у которых процесс решения задач протекает латентно и очень быстро, так что судить об их способах работы можно пока только по ее результатам. Здесь мы остановимся только на некоторых позитивных динамических аспектах способов работы школьников над языковым материалом. Экспериментальные данные свидетельствуют о постепенных изменениях способов решения задач по ходу обучения.

Наиболее отчетливо выражены изменения в трех аспектах:

1) в ориентировочном компоненте способа,

2) в связях между всеми тремя компонентами,

3) в проявлениях и функциях интуитивной составляющей процесса решения задач, предпосылки которой лежат, вероятно, в ранних формах «чувства языка», но принципиально отличаются от нее.

Содержательные изменения в ориентировочном компоненте способов состоят в переходе от работы по изолированным признакам материала -- семантическим, грамматическим, стилевым (V--VII классы) -- к работе по комплексам взаимосвязанных признаков -- семантико-синтаксических, лексико-синтаксических, лексико-морфологических, семантико-стилистических (VIII--XI классы). Эти взаимосвязанные признаки представляют отношения формализованного и неформализованного в языке, а в целом -- отношения плана содержания и плана выражения в нем. В рассуждениях испытуемых эти отношения анализируются на житейском языке, но по сути они адекватны задаче.

Делись добром ;)