Активные процессы в составе глагольных слов

курсовая работа

1. Проблема активных процессов в составе глагольных слов в теоретическом языкознании

Группа глагольных слов включает в себя непосредственно глаголы, деепричастия, причастия, а также отглагольные существительные. В русском языке причастие и деепричастие являются знаменательными частями речи. Следует отметить, что в ряде индоевропейских языков такие части речи не выделяются, а изучаются как глагольные формы. Достаточно вспомнить Participle 1 и Participle 2 в английском языке, а также Partizip 1 и Partizip 2 в немецком языке. Отглагольные существительные в английском языке рассматриваются не как существительные, а как особая форма - герундий. Русский язык принадлежит к индоевропейской языковой семье, и описанное выше наблюдение позволяет лучше уяснить единую языковую природу глагольных слов.

Объединение всех глагольных слов в один класс основывается на общности важнейшего признака - они все обозначают действие как процесс, протекающий во времени. Не следует упускать из виду, что в системе связанных с грамматикой понятий «действие» охватывает и «состояние», и лишь на нижнем уровне классификации может в свою очередь делиться на «активное действие» и «пассивное действие» (состояние). Глагол представляет собой модально-окрашенное обозначение предикативного действия, причастие - обозначение действия, мыслимого как переменный признак предмета, или субстантивно мыслимое действие, или действие как предикат, но без модальной окраски, деепричастие - как любого характера сопутствующее действие или же как действие, служащее индикатором главного действия в смысле времени и условий его протекания. Аврорин В.А. Синтаксические исследования разных языков. - Барнаул, 2005. - С. 51. Таким образом, каждый из разрядов глагольных слов в категориально-семантическом отношении обладает известной спецификой, но все они объединяются вместе тем, что так или иначе обозначают действие как процесс.

В синтаксическом отношении глагол многофункционален: он играет в предложении единственную роль - роль сказуемого. Деепричастие также в в определённой мере многофункционально, но его синтаксическая функция иная: оно бывает только обстоятельством, но обстоятельством любым, кроме обстоятельства места. Причастие же полифункционально, как и отглагольное имя существительное. Аврорин В.А. Синтаксические исследования разных языков. - Барнаул, 2005. - С. 53.

З.З. Сидорович отмечает, что глагол наиболее приспособлен для обозначения хронотопа текста и изменения его параметров, что делает анализ глагольных лексем и их функционирования основополагающим при исследовании нарратива. Изучение глагола в тексте способствует познанию структурных и семантических механизмов словообразования и текстообразования, позволяет рассматривать различные уровни языка в связи с глагольной семантикой, выявляет «организующую» роль глагола на уровне предложения, высказывания и текста, устанавливает вклад глагола в формирование номинативной базы для других частей речи. Сидорович З.З. Функционирование глагольной лексики в повести А.С. Пушкина «Метель». - Пушкин и мировая литература: материалы четвертой международной научной конференции, Минск, 17-18 апр. 2012 г. - С. 8.

З.З. Сидорович также разработал алгоритм анализа текста по глагольным единицам. Учитывая, что вторая глава курсовой работы посвящена как раз анализу текста, будет логичным и уместным представить данный алгоритм здесь. Алгоритм анализа художественного нарратива включает шесть исследовательских шагов: определение текстовой структуры произведения; выявление глагольных лексем; выявление их дериватов; выявление глагольно-деривационных рядов; установление их роли в экспликации текстовых категорий; истолкование текстообразующих функций глагольного слова. Там же. - С. 10.

Все языки традиционно делят на аналитические и синтетические. При этом со временем аналитический язык может приобрести черты синтетического, если формообразование станет происходить не посредством добавления вспомогательных лексических единиц, а с помощью флексий. Напротив, в синтетическом языке словообразование отдельных частей речи может происходить по аналитической модели. Как правило, самым показательным для определения принадлежности языка к группе аналитических либо синтетических является спряжение глагола.

Процесс нарастания аналитических черт в русском языке (языке синтетического строя) проявляется в ряде морфологических показателей, проявляющих себя в синтаксисе. Филолог Н.С. Валгина пишет, что особенно показательны по данному вопросу колебания в приставочных глаголах прошедшего времени с суффиксом -ну (л). Уже очевидно, что длинные формы этих глаголов будут вытеснены краткими: «повис» вместо «повиснул», «вымок» вместо «вымокнул», «вверг» вместо «ввергнул», «озяб» вместо «озябнул» и т.д. В глаголах без приставок этот процесс уже фактически завершился: все говорят «гас», а не «гаснул» и «сох», а не «сохнул», хотя толковые словари и предлагают обе формы. Валгина Н.С. Активные процессы в современном русском языке. - Москва, 2010. - С. 78.

Заметна тенденция замены гласной «о» на «а» в глагольных формах, имеющих суффикс «-ива-» либо «-ыва-». В качестве примера можно привести слова «оспаривать», вытеснившее «оспоривать», и «разрабатывать», пришедшее на смену морфологически правильному «разработывать». Причина длительного в истории русского глагола процесса очевидно связана с закономерной сопоставимостью глаголов совершенного и несовершенного вида. Парные в отношении вида глаголы различаются корневыми -о- и -а-: выпорхнуть - выпархивать, доработать - дорабатывать.

А.Д. Левицкая рассматривает глагольную конфискацию и префиксацию как активные процессы языка. Она утверждает, что эти два процесса нельзя рассматривать по отдельности, так как они неразрывно связаны друг с другом. Она анализирует производные глаголы, возникшие в разные исторические отрезки времени. «Как, например, образован глагол загустети: от глагольной основы густети префиксальным способом или он образуется от прилагательного густой с помощью сложного форманта, то есть является результатом конфиксации?» - спрашивает она себя. А.Д. Левицкая приходит к выводу о том, что филологу необходимо понять, существовал ли в русском языке глагол, основа которого отлична от основы нового глагола только отсутствием приставки. Если такой глагол будет найден, то способ образования производного глагола - префиксальный. При отсутствии такого глагола будет справедливо говорить о конфискальном словообразовании. Так, в старорусский период глагол загвоздити «прибить гвоздями» образуется от существительного гвоздь при отсутствии бесприставочного базового глагола гвоздити. Глагол замазати образуется от беспрефиксного глагола мазати префиксальным способом. Левицкая А.Д. Динамика словообразовательных процессов: глагольные префиксация и конфискация.// Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 2, Языкознание. - Волгоград, 2012.

О.Н. Ляшевская, В.А. Пугаев и Д.В. Сичинова в своей статье, посвящённой морфологическому стандарту Национального корпуса русского языка отмечают, что изучение активных процессов в морфологии отдельных частей речи существенно помогло им при составлении морфологической разметки. Корпус стремится максимально облегчить для пользователя задачи поиска морфологической и лексической информации. Именно этим подходом продиктовано решение, согласно которому вид и залог глагола считаются двойственными категориями: словоклассифицирующими и словоизменительными. Так, например, словоформа «открылся» входит, с одной стороны, в парадигму лексемы «открыться», а с другой - в расширенные парадигмы глаголов «открыть» - как форма среднего (медиального) залога - и «открывать(ся)» - как форма совершенного вида. Лингвист, изучающий семантику глагола, получит при поиске по заглавному слову «открыться» также и формы от «открыть» и «открывать(ся)»; исследователь же глагольного вида или залога, выбрав соответствующий параметр, может ограничить свой поиск нужным элементом видовой или залоговой пары. Ляшевская О.Н., Плунгян В.А., Сичинава Д.В. О морфологическом стандарте национального корпуса русского языка. - Москва, 2005. - С. 118.

Исследователи корпусного словаря выявили, что изменения в словоформах, отклонения от словарной нормы в написании у деепричастий встречаются чаще, чем у других частей речи. Широко распространённые нестандартные формы деепричастий на -а/ -я, -ась/ -ясь (положа, наклоня, прислонясь) встречаются в текстах едва ли не чаще, чем словарные формы на -ши, -чи (положивши, выпимши, вышедши, глядючи, сидючи, жалеючи). Там же. - С. 132.

Щербакова А.В. замечает, что в письменном литературном языке кодифицируются и находят окончательное оформление те языковые новации, которые могут возникать в разговорной речи, в диалектах или в профессиональных языках. Причём это справедливо для всех языков мира. В связи с этим активные процессы глагольных единиц необходимо знать филологам, специализирующимся на обучении русскому языку иностранцев . Актуализация лексики (переход из пассивного словаря в активный) и архаизация лексики (переход из активного словаря в пассивный) - вот два основных показателя, определяющих частоту встречаемости слов в русском языке. Филолог обязан рассказать об этих особенностях русского языка иностранцу, чтобы тот употреблял слова, социологически подходящие к ситуации. Также возможна смена коннотации с положительной на отрицательную и наоборот, даже если значение остаётся прежним. В связи с этим в науке говорят о словах с «расщеплённой коннотацией» и о явлении «контрастивной полисемии».

С. Соколова пишет о продуктивности приставки в глагольных конструкциях русской речи. Под продуктивностью она понимает способность словообразовательной модели служить для образования новых слов. Приставки возникают в окказиональных словах, которые не возникают в качестве готовых единиц языка, а создаются непосредственно в процессе коммуникации. Ярким примером такой продуктивности могут служить приставки, образующие в русском языке способы глагольного действия. В частности, к этой группе принадлежит приставка «за-», которая выступает в качестве инхоативного префикса. Соколова С. «Засмотрите и зацените»: продуктивность приставки «за-» в современном русском языке.

Аржанцева Н.В. указывает, что семантическая классификация языковых единиц всегда представляет собой значительные трудности, поскольку семантические отношения «отличаются большой подвижностью: языковые формы легко меняют свою референционную соотнесенность, порой и вообще утрачивают связь с референтом». Аржанцева Н.В. Семантика отглагольных существительных как основа их классификации.// Научный журнал КубГАУ, №81(07), 2012 года.

Н.А. Маслова предлагает классификацию отглагольных существительных по типам производных, значения которых основываются на метонимических сдвигах, что характерно исключительно для развития существительными предметных значений. Соответственно, существительные классифицируются по следующим категориям метонимических ассоциаций:

- действие - деятель;

- действие - собирательная совокупность неодушевлённых предметов;

- действие - орудийные предметы;

- действие - функциональный предмет или продукт;

- действие - локативные образования;

- действие - материализованные признаки как результаты определённого воздействия, материальные объекты;

- действие - обозначение части каких-либо целых по их форме;

- действие - некоторые элементы предмета, выполняющие определённую функцию;

- действие - информативный, “абстрактный” предмет;

- переплетение метонимических сдвигов, передающихся одним словом. Аржанцева Н.В. Семантика отглагольных существительных как основа их классификации.// Научный журнал КубГАУ, №81(07), 2012 года.

Е.Г. Лукашанец отмечает, что активные процессы в русском словообразовании находят свое проявление не только в литературном языке, но в субстандартных подсистемах языка, одной из которых является социолект (арго). Анализ продуктивности средств русского словообразования в арго позволяет определить степень активности деривационных средств русского языка. В глагольном словообразовании русского языка большую роль играют префиксы, во многом благодаря тому, что в русском языке существуют смешанные способы, использующие прибавление префикса (префиксально-суффиксальный, префиксально-постфиксальный, префиксально-суффиксально-постфиксальный). Не является здесь исключением и арготическая деривация: 2/5 всех мотивированных арготических глаголов включают префиксы, хотя роль приставок в арго несколько меньше, чем суффиксов. В современном русском языке в глагольном словообразовании используется 28 префиксов. Большая часть из них отмечена в арготическом словообразовании. Лукашанец Е.Г. Русская деривация через призму социолекта.// Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского, 2010, № 4 (2).

Таким образом, изучение проблемы активных процессов глагольных слов в современном теоретическом языкознании позволило сделать следующие выводы:

Во-первых, активные процессы каждый из разрядов глагольных слов имеет свои категориально-семантические особенности, но все эти разряды в целях данного исследования объединены по признаку их значения - все они так или иначе обозначают действие как процесс.

Во-вторых, активные процессы в русском словообразовании находят свое проявление не только в литературном языке, но в субстандартных подсистемах языка. Часто изменения словоформ, которые возникают в профессиональном языке, затем переходят в литературный.

В-третьих, при составлении Национального корпуса русского языка была предпринята попытка систематизировать активные процессы для отдельный частей речи. В частности, было доказано, что наибольшие изменения происходят с деепричастиями.

Делись добром ;)