Анализ средств выражения грамматической категории футуральности во французском политическом дискурсе

курсовая работа

ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 2

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЯ

СПИСОК ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКИХ ИСТОЧНИКОВ

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ ЯЗЫКОВОГО МАТЕРИАЛА

ВВЕДЕНИЕ

Отличительной чертой сферы политики является постоянная конкуренция между субъектами политической деятельности. Субъекты политической деятельности, в свою очередь, находятся в условиях перманентной коммуникации между собой и с гражданами. Это находит выражение в публичных выступлениях, пресс-конференциях, политических дебатах и прочих формах взаимодействия политических субъектов и электората. В совокупности, такая активность образует политический дискурс, который находится в состоянии непрерывного изменения.

Как мы это часто можем видеть, речь, например, кандидатов в президенты страны изобилует обещаниями, которые характеризуют предвыборные программы кандидатов. Обещания, данные в ходе предвыборной кампании, имеют направленность на будущее, а, следовательно, выражаются соответствующими языковыми средствами, которые одновременно имеют целью направленное воздействие на избирателя.

Актуальность данного исследования заключается в том, что политический дискурс является неотъемлемой частью жизни граждан, как на региональном, так и на глобальном уровнях, а знание и понимание средств воздействия, используемых политиками для завоевания доверия и поддержки электората позволяет гражданам делать более осознанный выбор.

Объектом данного исследования является функционально-семантическая категория футуральности во французском политическом дискурсе.

Предметом исследования являются средства выражения грамматического значения футуральности во французском политическом дискурсе.

Целью исследования является анализ особенностей употребления средств выражения грамматической категории футуральности во французском политическом дискурсе.

Для достижения поставленной цели представляется необходимым реализовать следующие задачи:

1. Проанализировать понятие политического дискурса, установить его цель и основные характеристики.

2. Изучить вопрос о функционально-семантической категории футуральности.

3. Представить возможные средства выражения грамматического значения футуральности во французском языке.

4. Провести анализ частотности употребления глагольных форм, выражающих грамматическое значение футуральности во французском политическом дискурсе.

5. Провести анализ реализации грамматических значений отобранных глагольных форм.

6. Провести сравнительный анализ частотности употребления глагольных форм в дискурсе каждого из кандидатов.

Материалом исследования послужили предвыборные речи следующих кандидатов в президенты Франции: Н. Саркози, Ф. Олланд и Е. Жоли. Были отобраны в общей сложности девять речей с сопоставимым количеством знаков. Речи Н. Саркози датируются 19.02.2012 г., 3.03.2012 г. и 14.04.2012 г. Речи Ф. Олланда датируются 23.02.2012 г., 3.03.2012 г. и 10.04.2012 г. Отобранные речи от кандидата Е. Жоли датируются 20.02.2012 г., 24.03.2012 г. и 29.03.2012 г.

В ходе исследования нами были использованы следующие методы: описательно-аналитический метод, структурно-функциональный метод, метод анализа словарных дефиниций, метод количественного подсчета.

Проведенное нами исследование состоит из введения, отражающего актуальность, объект, предмет, цель и задачи исследования; теоретической части, в которой рассмотрены основные интересующие нас лингвистические понятия, такие как политический дискурс и функционально-семантическая категория футуральности, понятие грамматического значения футуральности, а также рассмотрены возможные средства его выражения при помощи глагольных форм; практической части, в которой мы провели анализ средств выражения категории футуральности в дискурсе вышеупомянутых кандидатов в президенты Франции на протяжении трёх месяцев избирательной кампании, сопоставили полученные результаты и представили их в виде наглядных схем, провели анализ реализации грамматических значений рассмотренных глагольных форм; выводов по главам, заключения, отражающего основные положения и результаты исследования; списка используемой литературы; списка лексикографических источников и источников языкового материала.

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ГРАММАТИЧЕСКОЙ КАТЕГОРИИ ФУТУРАЛЬНОСТИ

1.1 Политический дискурс и его характеристики

Обращаясь к вопросу о политическом дискурсе, видится целесообразным: во-первых, дать определение понятия дискурс; раскрыть значение термина политический дискурс как одного из ключевых понятий политической лингвистики; определить его цель, характерные черты и выполняемые функции.

В лингвистике термин «дискурс» начинает использоваться в начале 70-х годов, первоначально в значении близком к термину «функциональный стиль» [Толпыгина 2002: 73], а в последствии трактовался как формула «текст плюс ситуация» [Макаров 2003: 87].

Термин «дискурс» имеет множество значений. П. Серио, например, выделил 8 значений, среди которых можно отметить такие как: эквивалент понятия речь (по Ф.Соссюру), т.е. любое конкретное высказывание; единица, по размерам превосходящая фразу; социально или идеологически ограниченный тип высказываний [Серио 1999: 26-27].

Согласно лингвистическому энциклопедическому словарю Т.В. Матвеевой, дискурс (от фр. discours - речь, выступление, слова, трактат) - это «связная речь в совокупности с нелингвистическими обстоятельствами ее протекания, речь во взаимосвязи с живой жизнью: её событийным контекстом, социокультурными, прагматическими, психологическими характеристиками говорящих» [Матвеева 2010: 92].

Похожее определение мы находим в лингвистическом энциклопедическом словаре В.Н. Ярцевой в статье Н.Д. Арутюновой, где дискурс является связным текстом в совокупности с экстралингвистическими факторами, а также речь, рассматриваемая как целенаправленное социальное действие, участвующее во взаимодействии людей и механизмах их сознания [Ярцева 1998: 137].

Позиция Н.Д. Арутюновой близка Е.Ф. Кирову, который утверждает, что дискурс представляет собой совокупность письменных и устных текстов и ситуации их создания и актуализации. Однако, предлагается включить в понятие дискурс тексты исторического значения, мотивируя это тем, что прошлое всегда присутствует в настоящем, образуя контекст. Данный момент является принципиальным отличием настоящей позиции от предыдущих [Киров 2004: 17].

На основе вышесказанного мы делаем вывод, что в широком смысле дискурс представляет собой связный текст в совокупности с экстралингвистическими факторами, в то время, как в более узком понимании дискурс - это процесс связной речи, участвующий во взаимодействии людей и механизмах их сознания.

Как это часто бывает в лингвистике, не существует единого взгляда на определение понятия политический дискурс.

Политический дискурс является сложным объектом исследования, поскольку лежит на пересечении нескольких дисциплин - политологии, социальной психологии, лингвистики и связан с анализом формы, задач и содержания дискурса, употребляемого в определенных («политических») ситуациях [Демьянков 1989: 111].

Политический дискурс является центральным понятием политической лингвистики. В лингвистической литературе оно представлено как термин, отражающий многоаспектное и многоплановое явление, как комплекс элементов, образующих единое целое. Дискурс является политическим, когда он сопровождает политический акт в политической обстановке [Дейк: http://psyberlink.flogiston.ru/internet/bits/vandijk2.htm].

Представим некоторые широкие трактовки понятия политический дискурс:

- совокупность "всех речевых актов, используемых в политических дискуссиях, а также правил публичной политики, освященных традицией и проверенных опытом" [Баранов 1991: 6];

- сумма речевых произведений в определенном паралингвистическом контексте - контексте политической деятельности, политических взглядов и убеждений, включая негативные ее проявления (уклонение от политической деятельности, отсутствие политических убеждений)» [Герасименко 1998: 22];

- совокупность дискурсивных практик, идентифицирующих участников политического дискурса как таковых или формирующих конкретную тематику политической коммуникации» [Баранов 1997: 246].

Из вышесказанного следует, что политический дискурс в широком смысле представляет собой совокупность речевых актов в публичной сфере политики в сочетании с экстралингвистическими факторами (правилами ведения публичной политической деятельности, ее субъектами и существующими взглядами и идеологиями).

Узкое понимание политического дискурса было предложение С.В. Верещагиным: «жанр, целью которого является обсуждение поставленной темы посредством аргументированных высказываний, ограниченных рамками определенного контекста» [Верещагин 2007: 7].

Поскольку коммуникация в сфере политики происходит на постоянной основе, данная сфера подвержена непрерывным изменениям. Субъекты политической деятельности (политики, партии, граждане, объединения граждан и т.д.) ежедневно делают публичные заявления в виде пресс-конференций, приёмов, выступлений и речей, а также производят те или иные действия, влияющие на данную сферу человеческой деятельности. Из этого следует, что политический дискурс претерпевает изменения под влиянием лингвистических и экстралингвистических факторов чаще, чем любой другой вид институционального дискурса.

Несмотря на постоянные изменения и обновления, политический дискурс всегда преследует одну цель: получение доступа к власти [Романов 2002: 35].

Необходимо, по нашему мнению, рассмотреть характеристики политического дискурса, делающие возможным достижение поставленной цели.

Отличие политической коммуникации от других видов институционального общения, как отмечает Е.И. Шейгал, заключается в том, что «клиент» в политической коммуникации, как правило, массовый, реже групповой, и еще реже - индивидуальный. Тогда как в медицинской, юридической, административной, торговой, педагогической и прочих профессионально-организационных сферах клиент преимущественно индивидуальный, реже групповой и никогда - массовый [Шейгал 2000: 44].

Также необходимо отметить, что политический дискурс является эксплицитно прагматичным [Сорокин 1997: 57].

Политический дискурс характеризуется специфичностью языка. В.З. Демьянков отмечает следующие критерии политического языка, отличающие его от обычного: терминологичность политической лексики (в то время, как обычные, не «чисто политические» языковые знаки, употребляются не всегда так же, как в обычном языке); специфичность структуры дискурса как результат своеобразных речевых приемов; специфичность реализации дискурса (звуковое или письменное оформление) [Демьянков 2002: 34].

Существуют характерные признаки политического языка среди которых можно отметить следующие: смысловая неопределенность (намечается два типа тенденций - терминологическая точность и смысловая неопределенность, т.е. расплывчатость формулировок); иррациональность, опора на подсознание, апелляция к вере и доверию); дистанцированность и театральность (властный статус требует поддержания некоторой дистанции, а также имиджа, т.е. «ролей») [Шейгал 1998: 79] [Романов 2002: 36]. Т.И. Стексова также упоминает такую характеристку, как мифотворчество [Стексова 2004: 245].

Очевидно, что политический дискурс несет на себе некоторую функциональную нагрузку. Считается, что из политического текста может быть вычитан некоторый неэксплицитный смысл, отличный от буквального и, возможно, прямо противоположный ему [Паршин 1987: 147]. Часто высказывается мнение, что этот самый неэксплицитный смысл и есть “истинный” смысл политического текст.

Достижению цели дискурса служат следующие функции:

1) персуазивная (убеждение);

2) информативная;

3) аргументативная;

4) персуазивно-функциональная (создание убедительной картины лучшего устройства мира);

5) делимитативная (отличие от иного);

6) группо-выделительная (содержательное и языковое обеспечение идентичности) [Водак 1997: 22].

Особое место среди характеристик политического дискурса занимает иррациональность и опора на эмоциональную составляющую. Эта характеристика имеет свои определенные функции:

1) функция укрепления приверженности системе;

2) функция социальной солидарности (групповой идентичности);

3) функция ориентации (эмотивность дополняет политическую картину мира, помогает «ориентироваться»);

4) мобилизационная функция (эмотивность служит в качестве мотивирующего к действию фактора);

5) агональная функция (эмоции служат мощным мотивирующим фактором вербальной агрессии) [Шейгал 1998: 66].

Существует также точка зрения, что в публицистических выступлениях в парламенте (в отличие от митинга) информативность должна преобладать над экспрессивностью [Ширяев 1996: 16].

Резюмируя вопрос о функциях политического дискурса, делаем вывод, что все они направлены, главным образом, в сторону воздействия на адресата.

Таким образом, политический дискурс представляет собой совокупность речевых актов в публичной сфере политики в сочетании с экстралингвистическими факторами (правилами ведения публичной политической деятельности, ее субъектами и существующими взглядами и идеологиями), целью которой является заполучение политической власти; характерными чертами являются смысловая неопределенность, мифотворчество, дистанцированость, наличие «ролей», а также эмотивность, которая служит для укрепления групповой идентичности, мобилизации и мотивации адресата.

Как известно, субъекты политической деятельности часто прибегают к построению планов на будущее, что чаще всего выражается в предвыборных обещаниях и освещении возможных вариантов развития того или иного объекта или территории, и доносится до избирателей посредством различных текстов (выступлений, интервью и других публичных заявлений). Вследствие направленности французского политического дискурса на будущее, представляется необходимым раскрыть значение категории футуральности.

1.2 Футуральность как функционально-семантическая категория и ее роль в политическом дискурсе

Обращаясь к вопросу о категории футуральности в политическом дискурсе, целесообразным, на наш взгляд, является: во-первых, углубиться в раскрытие понятия функционально-семантическая категория футуральности в рамках функционального подхода к лингвистике; во-вторых, дать характеристику ее роли в политическом дискурсе.

1.2.1 Функционально-семантическая категория футуральности

Современная лингвистика проявляет повышенный интерес к содержательной стороне языка. На протяжении многих лет исследователи уделяют внимание комплексному подходу к анализу основных категорий, таких как темпоральность, модальность, аспектуальность и др. Анализ языка с точки зрения присущих ему категорий нашел отражение в теории функционально-семантических категорий А.В. Бондарко.

Согласно этой теории, использующей функциональный подход к изучению вопросов теории языка, каждая временная система представляет собой функционально-семантическую категорию (ФСК). Данный термин был предложен А.В. Бондарко.

Раскрыть значение функционально-семантической категории футуральности видится возможным через выявление связи между темпоральностью как логической категорией и языковыми средствами, с помощью которых данная категория выражается.

Эта категория с ядерными и периферийными средствами ее языкового выражения составляет функционально-семантическое поле (ФСП). Понятие поля в грамматике разрабатывается в языкознании с 60-70-х гг. 20 в. (В.Г. Адмони, М.М. Гухман, Е.В. Гулыга, Е.И. Шендельс, А.В. Бондарко и др.). Во многих отношениях оно опирается на теорию понятийных категорий И.И. Мещанинова, на учение В. В. Виноградова о модальности как о семантич. категории, имеющей в языках разных систем смешанный лексико-грамматический характер.

Приведем следующее определение ФСП, данное А.В. Бондарко: «это базирующаяся на определенной семантической категории группировка грамматических и «строевых» лексических единиц, а также различных комбинированных (лексико-синтаксических и т. п.) средств данного языка, взаимодействующих на основе общности их семантических функций» [Бондарко 1987: 11].

Функционально-семантическое поле представляет собой многоаспектное явление, что создает трудности при исследовании. При анализе ФСП футуральности возникает множество проблем, которые осложняются относительно малым количеством работ по категории футуральности. Во время функционирования языка различные языковые средства, входящие в ФСП футуральности взаимодействуют и дополняют друг друга.

Различаются «ядро и периферию» средств выражения, подчеркивая, что каждая такая категория в плане выражения является категорией «комплексной», так как план выражения образует языковые средства [Бондарко 1987: 34]. Поле футуральности образуется из средств разных уровней: морфологического, синтаксического, лексического, лексико-грамматического.

В лингвистике встречаются самые различные точки зрения по вопросу определения статуса форм будущего времени: одни лингвисты относят будущее время к сфере модальности, другие считают эту форму «атемпоральной». В.Н. Ярцева отмечает, что будущее время можно отнести к «сфере модальности», и что «семантически это объясняется тем оттенком неопределенности, который заложен в понимание будущности» [Ярцева 1967: 204].

Временную локализацию действия посредством временных форм следует признать основной, так как любой глагол соотносит действие со временем, и временная форма глагола является главным средством временной локализации конкретного действия. Н.А. Слюсарева соглашается с этим, отмечая, что, выражение категории времени глагольными формами составляет основу (ядро) поля темпоральности [Слюсарева 1986: 119].

По мнению А.В. Бондарко, если, например, морфологические средства являются ядром средств выражения, то мы можем отметить наличие в данном языке функционально-семантической категории [Бондарко 2001: 12].

Таким образом, футуральность - это функционально-семантическая категория, представляющая собой совокупность разноуровневых средств выражения, связанных между собой семантической общностью будущности. При функциональном подходе категория футуральности анализируется как разноуровневое единство, включающее средства выражения, относящиеся к морфологическому, синтаксическому, лексическому и лексико-грамматическому уровням. Ядром средств выражения данной категории являются глагольные формы.

1.2.2 Роль футуральности в политическом дискурсе

Общеизвестно, что дискурс власти и политиков в целом направлен на завоевание доверия электората. Ранее нами было установлено, что политический дискурс обладает такими характеристиками, как смысловая неопределенность и мифотворчество.

Проводя данное исследование, мы приняли решение остановиться на дискурсе кандидатов в президенты Франции в 2012 году. Подобное решение обусловлено наличием обещаний и выражений намерения в подобного рода публичных проявлениях политической активности.

Мы предположили, что предвыборные обещания и связанные с ними интенции могут выражаться на различных языковых уровнях, в том числе и грамматическом.

Т.И. Стексова отмечает, что «все обещания естественным образом ориентированы в будущее, и данные обещания имеют конкретные временные границы» [Стексова 2011: 63].

Таким образом, дискурс кандидатов, участвующих в президентской кампании, обращен в будущее посредством выражения намерений, которые имеют временные рамки. Рассмотрим возможные способы выражения грамматического значения футуральности во французском языке.

1.3 Морфологические средства выражения грамматического значения футуральности во французском языке

Система будущих времен во французском языке является достаточно развитой и развернутой. Французский глагол имеет несколько категорий, среди которых также имеется наклонение. Рассмотрим систему будущих времен в системе индикатива французского языка, а также некоторые наклонения.

1. Le Prйsent. Данная видовременная форма заимствована из латыни, и образуется при помощи характерных флексий, присоединяемых к основе глагола. Не представляется необходимым приводить способы образования le Prйsent.

Кроме основных видовременных значений (таких, как называть совершающийся процесс без ограничения каким-либо временным пределом и др.), le Prйsent de lIndicatif может выражать процессы, относящиеся к ближайшему будущему:

En tout cas, je ne vous lвche pas, lenfant. Lenvie pourrait vous reprendre. On sйloigne dici. Jai une voiture au bout du quai. On fait un saut jusquа lAlma oщ il y a un bistrot tranquille (L. Aragon, Cloches) [Нехендзи 1964: 199].

Использование le Prйsent для выражения значений будущих действий делает их неизбежными и обязательными, другими словами, придает наиболее категоричный оттенок [Реферовская 1973: 261].

Как утверждают Б.Д. Нехендзи и В.В. Благовещенский, подобное употребление характерно для разговорной речи [Нехендзи 1964: 199].

В условных придаточных предложениях, вводимых союзом «si», также le Prйsent выражает значение будущности:

Si vous faites la moindre rйsistance, je vous tue avec les pistolets que voici (Stendhal, Chartreuse) [Нехендзи 1964: 199].

Кроме того, le Prйsent часто ставится в условных предложениях в главной части для обозначения неизбежности последствий (вследствие оттенка категоричности):

Si tu ne viens pas а 8 heures, je men vais sans toi [Steinberg 1966: 174].

2. Le Futur Simple является простой глагольной формой с существенными отличиями от остальных глагольных форм, образовавшаяся из латинской перифразы, состоявшей из инфинитива глагола и личных форм настоящего времени глагола habзre. У le Futur Simple отсутствует видовое значение, что часто требует уточнения [Нехендзи 1964: 219] [Илия 1979: 72]. Е.А. Реферовская и А.К. Васильева утверждают, что le Futur Simple носит длительный временной характер [Реферовская 1973: 263].

Время действия выражается синтаксически обстоятельствами времени [Илия 1979: 72].

Le Futur Simple служит для:

1) Обозначения действий, которые относятся к будущему, а также действий, имеющих отношение к настоящему времени:

En ce moment il va laйroport. Dans 4 heures il sera а Mexico [Васильева 1991: 61].

2) Le Futur Simple называет процесс в его протекании, не ограниченном каким-либо пределом:

Luc pense а ses enfants qui ne connaоtront pas la saveur des macarons а la poussiиre de jadis [Нехендзи 1964: 219] [Илия 1979: 72].

3) В независимом предложении le Futur Simple называет процесс, находящийся в отношении следования к плану настоящего:

Je nirai pas au concert demain [Нехендзи 1964: 219] [Steinberg 1966: 184].

4) Возможно модальное употребление глагола кtre в le Futur Simple, выражающее гипотетичность действия:

Ce sera sans doute notre pиre (план настоящего со значением предположительности) [Нехендзи 1964: 219].

5) В придаточном предложении le Futur Simple может называть процесс, находящийся в отношении следования к другому процессу в настоящем:

Je vois bien que je ne pourrai plus me rendormir [Нехендзи 1964: 219].

6) Имеет отношения одновременности или следования к другому процессу в будущем:

Nous lui donnerons le plus de distractions que nous pourrons (A.France, Crime) [Нехендзи 1964: 220].

7) В 1 л. заменяет le Prйsent для вежливого обращения:

Je vous prierai de maccorder une minute dattention [Steinberg 1966: 184].

8) Глаголы avoir и кtre, употреблённые в 3 л., выражают вероятность, предположение:

Lucie nest pas venue, elle aura encore sa migraine оставить [Steinberg 1966: 184].

3. Le Futur Immйdiat образовалось из перифразы aller+infinitif в результате десемантизации глагола aller и его превращения во вспомогательный глагол, который выполняет грамматические функции и придает формам le Futur Immйdiat видовое значение, что подтверждается тем, что образование формы этого времени от любого глагола, включая aller является возможным [Нехендзи 1964: 222].

По мнению Н. Штейнберг, le Futur Immйdiat является ничем иным, как глагольной перифразой, очень близкой к моменту речи и вытекающей из настоящей ситуации:

Le petit Chose est malade; le petit Chose va mourir (Daudet) [Steinberg 1966: 185].

Le Futur Immйdiat служит для:

1) Называния процесса в какой-либо момент его завершения:

Cest lйpoque, en somme, oщ la personnalitй va subir la plus forte empreinte du monde extйrieur, parce que ce que lindividu en recevra ce ne sera plus ce qui se sera imposй а lui, mais ce quil aura au croira avoir choisi (Vaillant-Couturier, Enfance) [Нехендзи 1964: 222].

В данном случае сочетание “cest lйpoque, en somme, oщ la personnalitй va subir” ограничено во времени, формы “recevra” и “sera” означают процессы в их протекании.

2) Выражения процессов как в ближайшем, так и в отдаленном будущем, причем, как утверждают Б.Д. Нехендзи и В.В. Благовещенский, значение ближайшего будущего почти утрачено:

Je vais sans arrкt, nuit et jour, pendants des semaines, des annйes, conserver limage de vos malheureux visages, de votre gкne, de votre chagrin, de votre tendresse...Je vais vivre ce souvenir, vivre de ce souvenir, de ce poison, de cette longue totrure (Jourdain, Luc) [Нехендзи 1964: 223].

3) В 1 л. le Futur Immйdiat передачи идеи намерения:

Je vais vous dire ce que me rappellent, tous les ans, le ciel agitй de lautomne, les premiers dоners а la lampe...(France) [Steinberg 1966 : 185]

4) В отрицательной форме le Futur Immйdiat приобретает модальное значение и выражает волеизъявление говорящего лица, имеющее целью предотвратить действие, которое может совершить другое лицо:

Tu ne vas pas sortir sans caoutchoucs par un temps pareil [Нехендзи 1964 : 222].

4. Le Futur antйrieur - это сложная глагольная форма, возникшая по аналогии с другими сложными глагольными формами французского языка и образуется из личных форм le Futur Simple вспомогательных глаголов avoir или кtre и Participe Passй спрягаемого [Нехендзи 1964 : 225].

Е.А. Реферовская и А.К. Васильева называют le Futur antйrieur Futur Composй (un passй dans le futur / prйtйrit du futur) и утверждают, что le Futur antйrieur имеет завершенный характер вне зависимости от последующего действия и происходит не всегда в плане будущего [Реферовская 1973: 264].

Le Futur antйrieur употребляется как в самостоятельных, так и в придаточных предложениях.

Le Futur antйrieur свойственны:

1) Выражение какого-либо процесса до наступления какого-либо момента в будущем:

Pour le moment, cest un peu comme si maman nйtait pas morte. Aprиs lenterrement, au contraire, ce sera une affaire classйe et tout aura revкtu une allure plus officielle (Camus, Etranger) [Нехендзи 1964: 225] [Илия 1979: 78] [Steinberg 1966: 185] [Реферовская 1973: 264].

Обстоятельство aprиs lenterrement служит для обозначения момента в будущем, до наступления которого завершится процесс.

2) Выражение результатов процесса, которые должны обнаружиться в какой-либо момент будущего, причем процесс, обозначенный le Futur antйrieur, завершится до наступления этого момента:

Il aura longtemps oubliй les pйripйties du rйcit quil se rappellera encore le chagrin, la peur, la beautitude, les espoirs que ce rйcit faisait naоtre (Jourdain, Luc) [Нехендзи 1964: 226] [Илия 1979: 78] [Steinberg 1966: 185].

3) Предвосхищение результата процесса в определенный момент будущего:

Il faudrait retapisser cette chambre...Repeindre les volets...Acheter une autre table а ouvrage...Mais une maladie aura coыtй tant dargent (Troyat, Semailles) [Нехендзи 1964 : 226] [Илия 1979 : 78].

Форма le Futur antйrieur локализует не процесс, а лишь его завершение.

4) Le Futur antйrieur может называть завершение процесса в будущем безотносительно к какому-либо моменту, что можно объяснить отсутствием видового значения у le Futur Simple:

Il aura bientфt oubliй les jours heureux de sa jeunesse / Il oubliera bientфt les jours heureux de sa jeunesse [Нехендзи 1964: 226].

5. Le Conditionnel - это косвенное наклонение, выражающее не реальный, а лишь предположительно совершающийся процесс [Нехендзи 1964 : 229] [Илия 1979 : 72].

Le Conditionnel образовался в результате приобретения формами Futur dans le passй модального гипотетического значения с различными дополнительными оттенками. Le Conditionnel и le Futur dans le passй являются грамматическими омонимами [Нехендзи 1964: 229].

Как отмечает Л.И. Илия, некоторые лингвисты, такие как Г. Гийом, Л. Теньер, Р.-Л. Вагнер, П. Имбс, А. Клюм, Р.Мартен, отказываются считать Conditionnel отдельным наклонением, объясняя это тем, что семантика глагольных форм не может быть достаточным основанием для различения глагольных категорий [Илия 1979: 72].

Подобного мнения придерживаются также Е.А. Реферовская и А.К. Васильева, называя le Conditionnel Futur «hypothйtique» simple, и отмечая, что Р.-Л. Вагнер и А. Доза видят различие между формами le Futur Simple и le Conditionnel чисто в аффективных свойствах; уподобление аффективности значениям модальности заставило грамматистов выделить le Conditionnel как отдельное наклонение [Реферовская 1973 : 268].

Le Conditionnel служит для:

1) Выражения процесса, зависящего от условия:

On pourrait lutter, si lon avait une roue au lieu dune boure (V.Hugo, Homme) [Нехендзи 1964: 229].

2) Выражения процесса, который предполагается вне зависимости от условий:

Ce que jaimerais faire, ce serait un grand hфtel moderne, du type basque (Maurois, Climats) [Нехендзи 1964: 229].

Je raffole des maisons. Et puis ce serait si bien pour Renaud (Chr. Rochefort) [Илия 1979: 72].

3) Выражения сомнения (с характерной интонацией):

Il renoncerait а son projet? [Нехендзи 1964: 231].

4) Передачи сообщения о каком-либо факте не от лица говорящего, без ручательства за достоверность:

Le suspect qui avait travaillй comme ouvrier de campagne dans la famille des victimes, aurait en effet franchi la frontiиre suisse [Нехендзи 1964: 231].

5) Выражения смягченной формы пожелания, намерения, утверждения или отрицания (conditionnel dattйnuation):

Je voudrais quon mexpliquвt pourquoi je nai pas mes enfants (Hugo, Quatrevingt-Treize) [Нехендзи 1964: 231].

6) Выполнения роли формы вежливого обращения (conditionnel de politesse):

…Est-ce que vous aimerez venir avec moi demain matin? (Maurois, Climats) [Нехендзи 1964: 231].

Le Conditionnel употребляется для вежливого обращения как наименее категоричная из всех глагольных форм [Реферовская 1973: 268].

6. Le Subjonctif имеет четыре временные формы: le prйsent (que je fasse), le passй (que jaie fait), limparfait (que je fisse) и le plus-que-parfait (que jeusse fait) [Steinberg 1966: 196].

В большинстве случаев употребления le Subjonctif выражает желаемое или воображаемое событие, реальное явление, которому говорящий дает оценку [Steinberg 1966: 196] [Реферовская 1973: 233]. Сосредоточимся на возможных вариантах выражения грамматического значения футуральности с помощью средств le Subjonctif.

1) Как отмечает Н.М. Штейберг, в придаточных предложениях, где глагол в главной части выражает ожидание (lattente), le Subjonctif употребляется следующим образом:

Jattends quon vienne me chercher [Steinberg 1966: 196].

2) В относительных придаточных предложениях, где антецеденту вопросительного местоимения предшествует неопределенный артикль, или же антецедент выражен неопределенными местоимениями personne, rien, quelque chose, quelquun, le Subjonctif выражает желаемое и возможное событие:

Donnez-moi un livre franзais qui soit intйrйssant et que je puisse lire sans difficultй [Steinberg 1966: 199].

3) Часто форма le Subjonctif дополняется лексическим значением глагола в главной части предложения, например:

Je veux quil vienne / Je doute quil vienne [Реферовская 1973: 235].

В случае, приведенном выше, направленность на будущее, а вместе с тем и неопределенность суждения, состоит из двух частей: лексическое значение глагола в главном предложении + семантика глагольной формы le Subjonctif.

4) Le Subjonctif также употребляется для выражения цели, намерения и следствия:

On envoya un courrier qui annonзвt la victiore [Grevisse 1959: 453].

Таким образом, грамматическое значение футуральности может быть представлено не только собственно будущими временами, но и формами le Prйsent de lIndicatif, le Conditionnel и le Subjonctif. Рассмотренные значения отличаются по степени категоричности выраженного футуральности и вероятности выполнения действия; наиболее категоричными являются формы le Prйsent de lIndicatif, наиболее неопределенными являются формы le Conditionnel.

Делись добром ;)