Приемы языковой игры в творчестве В.С. Высоцкого

курсовая работа

2.2 Языковая игра с использованием текстообразующих возможностей морфем

Наряду с использованием звуковых средств языка, Высоцким активно используется и его морфемный запас. Использование той или иной морфемы или группы морфем обусловлено тематикой произведения, его идейным смыслом либо стилем повествования. Так, в стихотворении «Про черта» [3, т.4 - 115] использование уменьшительно - ласкательных суффиксов -як-,

ик -, ушк -, использованных в обращении к Черту, показывают, до какой степени одинок лирический герой произведения, что даже компания нечистой силы доставляет ему радость: «Слушай, черт - чертяка - чертик - чертушка, / сядь со мной - я очень буду рад!»

В другом примере вместо слова спирт - спиртик с суффиксом -ик, который привносит в значение новообразования оттенок ласкательности: «Я пил чаёк из блюдца, / Со спиртиком бывал... / Мне не пришлось загнуться, / И я довоевал» («Тот, который не стрелял» т.1 - 65).

Стихотворение «Из детства» (т.4 - 19-20) полностью построено на использовании слов с уменьшительно - ласкательными суффиксами. В частности, только суффикс - очк - встречается 14 раз (икорочка, челочка, пятерочка и т.д.). С одной стороны, это обусловлено названием - для детской речи очень характерно использование слов с такими суффиксами. Но само содержание стихотворения, то «детство», в котором «Сплошная безотцовщина: / Война, да и ежовщина», - / А значит - поножовщина / И годы - до обнов…». Возникает дополнительный внутренний конфликт между содержанием произведения и его названием. И этот конфликт еще больше усиливается использованием «детской» лексики с уменьшительно - ласкательными суффиксами. Дополнительно эти суффиксы стилизуют текст под некий блатной жаргон.

В «Балладе о бане» [3, т.3 - 31-32] благодаря подбору корневых морфем с первой строчки передается возвышенно - поэтическое отношение Высоцкого к русской бане - «Благодать или благословение…» Употребление корня «благ», относящегося к высокому, возвышенному стилю, наводит на мысль о какой-то церковной, религиозной возвышенности. и уже в третьей строчке появляется слово «Бог» - очень созвучное с корневой морфемой «благ». Благо, подаренное Богом - вот как относится Высоцкий к русской бане. Интересна игра корней «пар» и «пор» - «Нужно выпороть веником душу, / Нужно выпарить смрад из нее». Исходя из контекста, эти корни приобретают тождественное значение - «очищение». И перед читателем возникает некий образ таинства, церковного обряда, связанного с очищением души, искуплением грехов.

2.3 Языковая игра с использованием текстообразующих возможностей лексических единиц (на примере произведений военного цикла)

Для подробного изучения творчества Высоцкого считаем необходимым проследить, каким представляется читателю лирический герой, участник военных действий. Но вначале нужно дать определение этому понятию - лирический герой. Вот как определяет его «Словарь литературоведческих терминов»:

«Лирический герой (образ поэта, лирическое «Я»). «Лирический герой» - условное литературоведческое понятие, охватывающее весь круг созданных автором произведений; на его основе создаётся целостное представление о творчестве поэта.

Внутренний мир лирического героя раскрывается не через поступки и события, а через конкретное душевное состояние, переживание определённой жизненной трудности в данный момент. < … >.

Образ лирического героя не следует прямолинейно отождествлять с личностью самого поэта, хотя между творчеством поэта и его жизненно-эстетической позицией существует единство. Точно так же не следует переживания лирического героя воспринимать как мысли и чувства самого поэта. Подобные взгляды ведут к упрощённому пониманию творчества поэта и его лирики в целом. Образ лирического героя создаётся поэтом так же, как художественный в произведениях других жанров, с помощью отбора жизненного материала, типизации, художественного вымысла» [21 - 315с.].

Лирический герой Высоцкого, в отличие от самого автора, непосредственный участник военных действий. Он явился в результате синтеза воспоминаний ветеранов, солдат советской армии. Высоцкий много общался с фронтовиками, которые были и в его семье.

Образ фронтовика вырисован Высоцким настолько достоверно, что это вводило в заблуждение читателей и слушателей. Ему приходило много писем от читателей, в которых они признавались, что ситуации, описанные в его песнях, им знакомы, бывали в них, и даже людей, про которых поёт Высоцкий, они очень хорошо знают.

И это не удивительно. Не только герои песен Высоцкого теряли на фронте друзей, заметив, что «им и места в землянке хватало вполне»; получали письма от любимых, в которых вместо слов одобрения - «уезжаю не близко»; и в разведку боем многим довелось сходить.

Лирический герой Высоцкого - тот рядовой солдат, который выковал Победу. Это и лётчик-истребитель, и раненый в госпитале, и едва не расстрелянный, и «штрафник», и преданный женой солдат. Своими песнями Высоцкий показывал тех, кто обеспечил нам Победу и то, какую «цену он за это заплатил».

Он, через образ своего героя, показал, что исход крупных боёв и мелких сражений решался не в прокуренных кабинетах штаба, не за счёт светлых идей «великого стратега и тактика», а «на местах». Если уж люди «вцепились в высоту, как в своё», то они не отступят. Потому-то не за звания и ордена сражаются герои Высоцкого, их не интересуют абстрактные линии на стратегической карте, им важно «увидеть рассвет».

Не случайно и самолёту-бомбардировщику кажется, что «стабилизатор поёт / Мир вашему дому». И батальон ползёт на Запад, «чтобы солнце взошло на Востоке».

Герой Высоцкого бесстрашен перед лицом смерти. Он понимает, что на этот раз ему «не вернуться» и передаёт эстафету сыновьям-новобранцам, свято веря, что они доведут начатое до конца и освободят Родину:

«Я успеваю улыбнуться,

Я вижу, кто придёт за мной». [8 - 247 с.].

Произведения Высоцкого, помимо своей жизненности и достоверности, привлекают читателей и необычайной экспрессией, которая достигается путём использования ряда поэтических приёмов. Выделим основные.

Во многих песнях встречается развёрнутое олицетворение. В стихотворении «Расстрел горного эха» показана жуткая картина вторжения войны в мирную жизнь. Гибель на войне людей, добрых и мирных по своей сути показана через образ «весёлого горного эха», которое «жило-поживало». Эхо, которое не раз помогало альпинистам, попавшим в беду, докричаться до своих, после пыток было жестоко расстреляно - «и брызнули слёзы, как камни из раненых скал».

Этот же приём использует автор и в «песне о Земле». Земля здесь представлена матерью, давшей Родине её защитников. Земля у Высоцкого - живая материя. Она чувствует боль, страдает от того, что гибнут её дети, её «обнажённые нервы» «неземное страдание знают».

Самолёт-истребитель - тоже живой. Он считает, что пилот, сидящий в его кабине, мешает ему быть свободным, приписывает себе его заслуги, считая, что он «истребитель». Самолёт не понимает, что пилот и он преследуют одни цели, что они - единый, взаимно дополняемый организм. Но потеряв пилота, самолёт наконец понимает, что без пилота он погибнет. Вместе с этим приходит осознание своей цели в этой войне - принести «мир вашему дому».

Параллельно в этой песне развивается идея преемственности поколений:

«Досадно, что сам я не много успел,

Но пусть повезёт другому» - развитая позже в песне «Сыновья уходят в бой». В этой песне необычайный лиризм достигается при показе единства человека с природой. Ушедших на фронт мужчин оплакивают не только матери и жёны - «Ивы плачут по вас, / и без ваших улыбок бледнеют и сохнут рябины», «вытекают из колоса зёрна - эти слёзы несжатых полей». В опустевших домах поселились «одиночество и ожиданье».

Эта идея находит отражение и в песне «Аисты», где «деревья в смоле - грустно им». И в песне «К вершине», где через олицетворение показано единение всех - человеческих и природных - сил: «каждый камень грудью прикрывал, / скалы сами подставляли плечи».

При помощи противопоставления автором показано противоречие войны, явления, противного всей человеческой природе. Показана неоднозначность войны - ведь если кто-то в землю «врастет», но пяди не уступит, а кто-то в начале войны будет искать выхода на ставку вермахта с предложением о капитуляции.

Эта разница во взглядах на цели войны показана в песне «Звёзды»:

Нам говорили: «Нужна высота!»

И «Не жалеть патроны!»

Вон покатилась вторая звезда -

Вам на погоны.

Почему высота нужна нам, зачем об этом лишний раз говорить, ведь мы и так «своё возьмём, кровное, наше». Так ли уж нужна эта высота? Или только для «звезды на погоны»? почему у нас и у вас разные цели? Противопоставление этих двух местоимений встречается во многих произведениях Высоцкого, относящихся к военному циклу. Для примера приведем сравнительный анализ фрагментов двух стихотворений:

«Песня о звёздах».

«Высота».

Нам говорили: «Нужна высота!»

Вам на погоны.

Вон покатилась вторая звезда

И: «Не жалеть патроны!»...

Налицо противопоставление внутри стиха между «нами» и «вами». Почему высоту должны брать «мы», а звёзды на погоны получаете «вы»? Это противопоставление усугубляется различными временными пространствами - глагол, относящийся к «нам» употреблён в прошедшем времени (говорили), а глагол, относящийся к «вам» - в настоящем. Этим подчёркивается огромная пропасть между «нами» и «вами»: о какой общности интересов может идти речь, если даже время разное?

Лексическое значение глагола «говорили» подчеркивает глубину этой пропасти - почему говорили? Почему сейчас не говорят? А может зря? Может, не стоило? Нет, стоило - ради «второй»(!) звезды. Возникает логичный вопрос, а за что же была получена первая?

Вцепились они в высоту, как в своё,

Огонь миномётный, шквальный, А мы всё лезли толпой на неё,

Как на буфет вокзальный.

Совсем другое настроение чувствуется в этом четверостишье. Здесь снова противопоставлены «мы» и «они», но это противопоставление совершенно другого рода. Противопоставлены два противоборствующих лагеря, каждый из которых имеет свою цель. И уже не надо ничего говорить, и так всё понятно - поэтому и «лезли толпой на неё». И «они» вцепились, «как в своё». Видимо, огромное стратегическое значение имеет эта высота, раз такое упорство с обеих сторон. И ни слова о награде - наградой будет сама высота. В несколько заниженном сравнении с вокзальной толпой показано единство «нас» перед лицом смерти. С тактической токи зрения толпа - удобная мишень, но о какой тактике может идти речь, когда жизнь меряется в секундах?

Эта тема поднимается и в песне «Штрафные батальоны»:

Всего лишь час до самых важных дел:

Кому - до ордена, ну а кому - до «вышки».

Нетрудно догадаться, кому что предназначено. Ведь не даром в последней строчке звучит «большинству - до «вышки». В награду за то, что люди грудью закроют Родину их и так наградят - простят им их преступления, закроют 58-ю «политическую». Хоть похоронить можно будет по-человечески.

В «Песне лётчика» описан воздушный бой. Изначально противопоставлено соотношение сил:

«Их восемь - нас двое. Расклад перед боем

Не наш, но мы будем играть!» - но герою не важно, кто перед ним, ведь если рядом друг, то и шансы равны. Герои осмыслили происходящее событие, и нашли для себя верное решение - драться друг за друга, а не за «небесные квадраты». Свой взгляд на военные события имеет не только лётчик, у его самолёта тоже есть своё мнение на этот счёт. И он несколько расходится со взглядом пилота: один «устал от ран», другой «заставляет в «штопор». («Як - истребитель»).

Но это не так страшно. Высоцкий не делает из этого трагедии. Не за этих карьеристов умирают солдаты, не их имя они произносят вместе с последним вздохом. Солдаты дерутся за тех, кто остался дома, за тех, письмо от которых дороже любого ордена. И вот здесь, в области личной жизни, происходят настоящие трагедии:

И как будто не здесь ты,

Если почерк невесты

Или пишут отец твой и мать…

Но случилось другое,

Видно зря перед боем

Поспешили солдату письмо передать.

Можно представить, что творилось в душе у этого солдатика: голод, холод, кровь, грязь, героизм одних на фоне карьеризма других. Одно согревает, придаёт сил, заставляет преодолевать себя - мысль о том, что дома ждут. И вдруг…

Уезжаю не близко,

Ты ж спокойно воюй, и прости, если что!» («Письмо»)

… «пулевое ранение за секунду до смерти». Как радостно забилось его сердце, завидев почтальона, и как оно оборвалось, когда дошёл смысл написанного…

В песне «Он вчера не вернулся из боя» противопоставлена Вечность и человеческая жизнь. «Он не вернулся из боя», а «небо - опять голубое, тот же лес, тот же воздух и та же вода». А его уже нет, и он всего этого уже никогда не увидит.

Вот в чём настоящий ужас войны - гибнут близкие, родные тебе люди, и их уже никто никогда не заменит. И самое страшное - не всегда понятно, за что они гибнут, не всегда ясна конечная цель:

Нужно провести разведку боем.

Для чего - да кто там разберёт.

Снова возникает вопрос, а кому нужно: нам или вам? Опять противопоставлены различные цели в этой войне, опять кому-то орден, а кому-то «вышка». Но ведь гибнут чьи-то мужья, отцы, сыновья. Гибнут отцы будущих детей, а значит, гибнут ещё не родившиеся дети - разрушается веками складывающийся генофонд. [15 - 24 с.] Подтверждение этой мысли - в «Песне о звёздах». Солдат видит в небе звезду, и хочет подарить её на память сыну. Но «в небе висит, пропадает звезда - / некуда падать».

Большое значение в военной лирике имеет сравнение. Это связано с особым символизмом, который присутствует в военной лирике Высоцкого. В «Песне о звёздах» «бесшумным дождём / падали звёзды». Герой идёт в свою последнюю атаку, и смотрит на небо, в высоту, в Вечность. В песне «Аисты», где «дым и пепел встают / как кресты», сравнение также сопровождается символизмом. Кресты символизируют то ли будущие потери, то ли Христианство, то ли то и другое вместе. А вот в песне «Все ушли на фронт» символичное сравнение имеет другое значение. Сравнивая «крест-накрест» заколоченные лагерные ворота и «душу - крест-накрест досками» у начальника этого лагеря, автор показывает бездушность последнего. А войну без души не место в рядах защитников Земли - «ведь Земля - это наша душа», так что и итог кажется закономерным - «высшей мерой наградил его / трибунал за самострел».

Во многих песнях присутствуют образы Земли и Неба. Погибшие в бою попадают на небо, выжившие остаются на земле. Так, в «Песне о погибшем лётчике» пилот приземляется на райский аэродром, а севший на землю говорит: «ну, а я приземлился -/ вот такая беда». И друзья-лётчики просят, чтобы их вписали в «какой-нибудь ангельский полк». Попадание на небо - избавление от всех горестей и несчастий, обретение покоя, прекращение мирской суеты. Героические защитники своей земли имеют право на отдых, они заслужили это право.

Делись добром ;)