"Ложные друзья" переводчика

курсовая работа

Выводы к главе 2

Заключение

Список литературы

Введение

Перевод имеет долгую историю. Своими корнями он восходит к тем далеким временам, когда праязык начал распадаться на отдельные языки и возникла необходимость в людях, знавших несколько языков и способных выступать в роли посредников при общении представителей разных языковых общин. Тем не менее, по ряду причин, в частности в силу его междисциплинарного характера, перевод оформился в самостоятельную науку лишь в начале ХХ столетия. В условиях расширения международных связей и обмена информацией переводоведение стремительно развивалось и в настоящее время пользуется статусом самостоятельной научной дисциплины со своей теоретической базой, концептуальным аппаратом и системой терминов. Известный отечественный переводовед В.Н. Крупнов так говорит о переводе: «перевод -- это такая языковая деятельность, в которой нет места шаблону...» [Крупнов 1976: 6]

Как наука, переводоведение по мере своего развития охватывает все большее количество проблем и спорных положений. Пытаясь ответить на вопрос «как переводить?», исследователи фокусируют внимание на различных объектах перевода, которые зачастую являются источниками противоречивых мнений.

За последние годы возрос интерес исследователей к категории слов, называемых в литературе по переводу «ложными друзьями переводчика» (калька с французского faux amis du traducteur), т. н. межъязыковые относительные синонимы сходного вида, а также межъязыковые омонимы и паронимы. При переводе данной категории слов могут происходить ложные отождествления, поскольку межъязычные аналогизмы имеют некоторую графическую (или фонетическую), грамматическую, а часто и семантическую общность. Анализ примеров «ложных друзей» показывает, что наибольшее количество ошибок возникает при переводе интернациональной лексики. Интернациональные параллели характеризуются общностью смысловой структуры и поэтому легко отождествляются при переводе. Однако в результате таких отождествлений нередко возникают ложные эквиваленты, поскольку наряду с общностью в их смысловых структурах имеются и существенные различия, о которых переводчик часто забывает.

Исходя из всего вышесказанного, актуальность данной работы заключается в том, что это явление достаточно широко распространено, а количество ошибок, которые совершают не только обычные люди, но и сами переводчики высоко.

Объект исследования: межъязыковое явление «ложные друзья переводчика» в практике переводоведения.

Предмет исследования: «ложные друзья переводчика» в процессе перевода текста.

Цель исследования: попытаться разобраться с проблематикой данного явления и установить то, как можно избежать ошибок при переводе «ложных друзей переводчика».

Задачи исследования: разобраться в природе межъязыкового явления «ложные друзья переводчика»; проанализировать возможные ошибки при переводе данной категории слов; разобраться в приёмах и техниках, помогающих избежать неправильной интерпретации текста.

Методы исследования: анализ специализированной литературы по данному вопросу с целью обобщения имеющихся знаний; проведение исследования по данной проблеме.

Гипотеза исследования: знание специфики явления «ложные друзья переводчика» поможет избежать «подводных камней» при интерпретации текста.

Источниками для нашей курсовой работы послужили труды таких известных исследователей как Акуленко В.В., Бархударова Л.С., Комисарова В.Н., Коралловой С.П.

Глава 1. Теоретические и практические вопросы межъязыкового явления «ложные друзья переводчика»

1.1 Возникновение «ложных друзей переводчика». История вопроса

В практике переводческой и лексикографической работы, а также преподавания иностранных языков особые трудности представляет особая категория слов, известная как «ложные друзья переводчика». Роль межъязыковых синонимов играют слова обоих языков, полностью или частично совпадающие по значению и употреблению (и, соответственно, являющиеся эквивалентами при переводе). Межъязыковыми омонимами можно назвать слова обоих языков, сходные по степени отождествления звуковой (или графической) формы, но имеющие разные значения. Наконец, к межъязыковым паронимам следует отнести слова сопоставляемых языков, не вполне сходные по форме, но могущие вызвать у большего или меньшего числа лиц ложные ассоциации и отождествляться друг с другом, несмотря на фактическое расхождение их значений.

Все эти семантически несколько разнородные случаи объединяет то практическое обстоятельство, что слова, ассоциируемые и отождествляемые (благодаря сходству в плане выражения) в двух языках, в плане содержания или по употреблению не полностью соответствуют или даже полностью не соответствуют друг другу.

Принципиально следует различать «ложных друзей переводчика» в устной и письменной формах речи. Это требование обязательно в случае сопоставления языков с совершенно различными письменностями или, напротив, в случае языков с общей письменностью, но фонематически несходной лексикой.

Исторически «ложные друзья переводчика» являются результатом взаимовлияний языков, в ограниченном числе случаев могут возникать в результате случайных совпадений, а в родственных, особенно близкородственных, языках основываются на родственных словах, восходящих к общим прототипам в языке-основе.

В английском и русском языках слова этого рода в подавляющем большинстве случаев представляют собой прямые или опосредствованные заимствования из общего третьего источника (часто это интернациональная или псевдоинтернациональная лексика или параллельные производные от таких заимствований). Значительно меньше представлены результаты собственно англо-русских языковых контактов: слова английского происхождения в русском языке и русского происхождения в английском, хотя среди заимствованных слов этой группы иногда наблюдаются существенные расхождения со словами-образцами, затрудняющие носителям языка-источника понимание, казалось бы, «своего» слова в другом языке.

В английском и русском языках «ложные друзья переводчика», насчитывающие несколько тысяч слов, встречаются в пределах четырех частей речи: существительных, прилагательных, наречий и глаголов. В большом числе случаев в данной роли выступают не единичные слова, а все представители соответствующих словообразовательных гнезд. Естественно, для лиц, владеющих основами второго из языков, ложные отождествления имеют место лишь в сфере одинаковых частей речи: так, существительные ассоциируются с существительными и т. д., омонимия же частей речи, как правило, не вызывает затруднений. С семантической точки зрения вводящими в заблуждение оказываются слова, принадлежащие к аналогичным или смежным семантическим сферам или, во всяком случае, могущие оказаться в сходных контекстах; явно случайно совпадающие лексемы, по сути не встречающиеся в одинаковых контекстах (типа англ. rock «скала» -- русск. рок), не вызывают ложных ассоциаций. Расхождения в парах «ложных друзей переводчика» могут намечаться в понятийном содержании, реалиях, стилистических характеристиках и лексической сочетаемости; на практике все эти типы расхождений нередко переплетаются.

1.2 Проблема «ложных друзей переводчика» при переводе

При изучении и использовании иностранного языка мы часто склонны переносить наши языковые привычки на чужую языковую систему. Родной язык, прочно укоренившийся в нас, толкает на ложные аналогии. Изучение «псевдоинтернациональных» слов помогает переводчику избежать многих ошибок, вызванных сходством формы слов при различии в их содержании.

«Ложные друзья переводчика», констатирует В.В. Акуленко [Акуленко: 14], вводят в заблуждение не только начинающих переводчиков, но и опытных мастеров. В действительности, как отмечают многие исследователи этой лексической категории, «ложные друзья переводчика» способны вводить в заблуждение не только людей, начинающих изучение языка и плохо владеющих им. Также опасно это языковое явление и для лиц, уверенно и практически удовлетворительно пользующихся иностранным языком, и даже иногда для специалистов-филологов (в том числе лексикографов, переводчиков-профессионалов, преподавателей). Так возникают многочисленные заблуждения, которые направляют переводчика в семантические кальки и случаи нарушений лексической сочетаемости или стилистического согласования не только в процессах пользования иностранной речью, но и при переводах на родной язык. Смысловая структура высказывания кажется переводчику вполне очевидной, но на самом деле оно может иметь совсем иное содержание. Обнаруживается, что английское высказывание специально направляет переводчика в ложном направлении. Возьмём простую английскую поговорку: It is a long lane that has no turning. Казалось бы, на русский язык она переводится дословно: «Это длинная дорога, которая никуда не сворачивает». Но этот простой перевод оказывается «ложным другом». Англичанин таким странным для русского переводчика образом выражает совсем другую мысль: «Дорога, которая нигде не сворачивает, была бы такой длинной, что и существовать не может». Аналогичным образом направляет переводчика по ложному пути и другая английская поговорка: It is a good horse that never stumbles. На первый раз взгляд, перевод элементарен: «Это хороший конь, который никогда не споткнётся». На самом деле смысл здесь таков: конь, который никогда не спотыкается, должен быть таким хорошим, что подобных коней вообще не бывает. При этом нельзя считать, что любые ошибки этого рода свидетельствуют о недостаточном владении чужим языком или о небрежности говорящего. Как признаётся в современной теоретической лингвистике, владение вторым языком в большинстве случаев не бывает вполне безукоризненным, а равно свободное абсолютно правильное параллельное использование двух языков является лишь теоретически допустимой абстракцией. Отсюда следует, что подавляющее большинство людей, знающих языки, может в различной степени допускать ошибки в словоупотреблении и переводе. И именно потребности практики перевода обуславливают исследования данного явления. Особенно это актуально для устного перевода, при котором очень важным навыком профессионального переводчика является навык переключения с одного языка на другой. Одной из закономерностей функционирования этого навыка является то, что навык переключения отдаёт предпочтение формально-знаковым связям. Имеются в виду прямые связи между эквивалентами двух языков при переводе без идентификации денотата (ситуации). Эта закономерность приводит к парадоксальному выводу, что смысловой анализ, который необходим для избегания ошибок в явлении «ложных друзей переводчика», становится фактором, тормозящим функционирование навыка переключения. В этом заключается одно из противоречий деятельности устного переводчика. Отказ в целом ряде случаев от денотативных связей (смысловой анализ) повышает эффективность функционирования навыка переключения, но игнорирование денотата приводит к таким ошибкам, как буквализмы.

В настоящее время термин «буквальный перевод» понимается некоторыми исследователями гораздо шире. Если в 1949 году Я.И. Рецкер ещё рассматривал буквализм как перевод по внешнему - графическому или фонетическому - сходству, то в 1970 году В.Г. Гак уже различает лексический, фразеологический, грамматический и стилистический буквализмы, считая их переводческой ошибкой в результате дословного воспроизведения форм подлинника.

Р.К. Миньяр-Белоручев считает, что ограничивать понятие «буквализм» неудачным воспроизведением форм подлинника нельзя. Если исходить из признаков, лежащих в основе этого явления, то следует различать:

- во-первых, элементарные буквализмы, при которых устанавливаются ложные связи между сходными буквенными и графическими знаками двух языков в результате доминирования семантологических связей разного или сходного языка (например: magazine - «магазин» вместо «журнала»);

- во-вторых, семантические буквализмы, при которых устанавливаются ложные звуковые связи двух языков в результате перевода по семантическим компонентам слова, словосочетания или по основному значению слова без учёта речевой ситуации (например: to take the chair - занять стул, вместо председательствовать; Smirnov speaking - говорит Смирнов, вместо Смирнов слушает);

- в-третьих, грамматические буквализмы, при которых в двух языках устанавливаются прямые ложные связи между способами исходного языка.

Грамматический буквализм представляет собой довольно распространённое явление в практике обучения иностранному языку, известное как явление интерференции. Исследование различных видов буквализмов показывает, что речь идёт не о замене более сложных связей простыми, а об отказе от дальнейшего поиска за счёт использования уже имеющихся простых и сложных связей. Так в случае элементарного буквализма поиск решения на перекодирование ограничивается источником денотативной связи. В случае буквального семантического перевода на первый план выступают доминирующие сигнификативные связи. Это же наблюдается и при грамматическом буквализме, если сигнификативными связями называть отношения грамматического значения. Однако же, в некоторых случаях буквальный перевод имеет место быть в случае с интернациональной лексикой, которую мы рассмотрим во второй главе нашей работы.

Делись добром ;)